Блогер Рамис Гилметдинов: «Если блогеры станут никому не нужны, я только порадуюсь»

Почему татарские блогеры переходят на русскоязычный контент? Легко ли собрать аудиторию в 136 тысяч подписчиков?

Почему татарские блогеры переходят на русскоязычный контент? Легко ли собрать аудиторию в 136 тысяч подписчиков? Какое качество может помешать будущему татар? На эти и другие вопросы в интервью корреспонденту ИА «Татар-информ» ответил известный блогер Рамис Гилметдинов.

Знакомый многим по своей инстаграм-странице «Дневник татарина» Рамис Гилметдинов вырос в Актанышском районе. Опыта в юморе Рамис набирался в КВН и наблюдая за любимыми артистами, а полученный от природы актерский талант развивал в театральном кружке.

«Жена помогла обрести уверенность в себе»

– Рамис, мы с тобой встречаемся в будний день, днем. Получается, ты зарабатываешь блогерством и сам себе хозяин?

– Блогерство не основная моя работа. Я отдаю этому занятию, условно говоря, половину своего времени, поэтому есть и другая, «обычная» работа. Она не связана с творчеством, больше физический труд. У меня заняты только руки. Делаю работу автоматически, а сам в это время обдумываю какие-то свои планы, идеи будущих видео.

– Что это за работа?

– Можешь написать – грузчик. Занимаюсь перетаскиванием вещей с одного места на другое (смеется).

– Значит, блогерством прокормить себя ты не можешь, нужно делать что-то еще?

– Сейчас уже могу. Дохода от блога хватает, чтобы ипотеку платить, ребенку что-то купить. Если стараться, конечно, доход можно и увеличить. Но я считаю, что мне пока надо развиваться. Если блог свести только к деньгам, подписчики быстро разбегутся. Знаю много случаев, когда блогер так часто проводил «гивы», что его блог потом просто никому уже не интересен. Люди быстро от такого устают. Я сам всего один раз проводил «гив».

У меня есть вторая работа, и поэтому я спокоен. Вообще я человек разноплановый, многое могу, поэтому без работы сидеть не буду. Раньше у меня был какой-то страх потерять место работы, сейчас уже не так. С последнего места я сам ушел. Когда штрафы пошли по 7-8 тысяч, зарплату начали урезать, не выдержал. «Что это я позволяю так унижать себя», – подумал я и написал заявление.

– Но твой блог ведь уже был, значит, ты не ушел в никуда? Уверенность какая-то была.

– Уверенность мне придала жена (смеется). Раньше я, например, даже зная, что Инстаграмом смогу прокормить семью, все равно боялся уходить в свободное плавание. Жена сказала: «Там тебя не уважают, каждый день приходишь на нервах, решайся». Одного ее слова мне хватило. Моя жена с этой стороны моя большая поддержка.

«Даже зная, что Инстаграмом смогу прокормить семью, все равно боялся уходить в свободное плавание. Жена сказала: «Там тебя не уважают, каждый день приходишь на нервах, решайся»»

Фото: из личного архива Рамиса Гилметдинова 

– Блогер – это профессия?

– Не знаю, как ответить... Мне кажется, сегодня любой легко может быть блогером. Возьмем тот же «ТикТок». У человека никакого нет таланта, но если он много снимает видео, все равно какая-то сторона у него раскрывается, свою аудиторию обязательно находит. И сварщик может вести свой блог, потому что его будут смотреть другие сварщики.

Еще меня радует то, что с появлением соцсетей люди с ограниченными физическими возможностями получили возможность общаться, показать себя, почувствовать себя нужными. Они сидят в том же «ТикТоке» и находят своего зрителя.

Не надо бояться, надо делать свой блог. «ТикТок» – хорошая платформа, чтобы начать. Она сама себя продвигает. У Инстаграма инструментов много, для кого-то это может показаться сложным.

– Но говорят, что в «ТикТоке» сидят всякие ненормальные.

– На любой платформе много разного бессмысленного контента. Но для людей это такой способ отвлечься от трудностей нашей сегодняшней жизни. Соцсети полностью заменили телевизор. Теперь всякие «глупые» передачи смотрим в «ТикТоке».

«Делал рекламу сайту подержанных айфонов, заплатили подержанным айфоном»

– Реклама на самом деле приносит большие деньги?

– Сейчас весь бизнес из традиционных СМИ перекочевал в соцсети – рекламу размещает там. А кто там звезды, кто лидеры идей – это блогеры. Сейчас даже артисты таким образом зарабатывают. Блогеров покупают большие корпорации. Для них заплатить блогеру миллионы ничего не стоит.

– Ты сам какую самую большую сумму заработал на рекламной интеграции?

– Как-то делал рекламу сайту подержанных айфонов, они мне также заплатили подержанным айфоном. Если честно, соглашался без особого желания. Этот айфон стоил 35 тысяч, 5 тысяч из них заплатил сам. А айфон подарил жене.

– Как думаешь, может наступить такое время, что блогеры будут никому не нужны, их не станет?

– Если такое случится, я только порадуюсь. Хочу посмотреть, что будут делать те, кто в жизни нигде не работал (смеется). Я лично могу стать артистом. А пока у меня работа есть, слава богу.

Если подумать, такое время может наступить, сейчас ведь нас государство берет под контроль. Чуть не так пошутишь – могут и посадить.

«Жизнь в деревне – вот основная тема в моем блоге. Потому все до единого мы связаны с деревней»

Фото: из личного архива Рамиса Гилметдинова 

– Но ты в своих видео можешь и чиновников слегка уколоть, и бессмысленные законы покритиковать. Твой контент более разнообразный. Вроде бы в шутку, но затрагиваешь серьезные темы. Но в то же время большинство татарских блогеров только и могут, что танцевать перед камерой или переводить популярные сюжеты из русского контента. Почему такое низкое качество, как думаешь?

– Это касается не только блогеров, вообще всех татар нашего поколения. Наше поколение стало другим. Мы чего-то боимся. Были люди до нас – не боялись, с флагами выходили на площадь отстаивать суверенитет. Совсем старые люди, бабушки выходили, казалось бы, чего им дома не сиделось, но ведь старались, боролись, переживали за будущее и шли на поступки.

Поэтому в данном случае слово «блогер» даже упоминать не нужно. Выросло трусливое поколение, которое не способно на большее, чем прыгать перед камерой.

Если бы мы в момент, когда начались притеснения татарского языка в школах, вместе, в едином порыве поднялись, может быть, все вышло бы по-другому. Мы протестовали, но как-то тихо, осторожно. Нам надо было бить в грудь и громко кричать: «Если живем в Татарстане, наш язык должен преподаваться». Боимся, думаем «мне еще здесь жить» и предпочитаем молчать.

Я тоже боюсь. Я тоже хотел бы кричать о том, что меня не устраивает, но не могу. Потому что за мной никто не стоит, чтобы защитить меня. Поэтому я стараюсь высказываться в рамках закона.

– Что бы ты изменил в этой жизни?

– Я бы сделал так, чтобы татары были более едиными. Мы отдаляемся друг от друга, каждый живет сам за себя. Проживаем жизнь в зависти, в погоне за соседом, а тут уже и конец. Мы, татары, где-то потеряли ключик от замка единства. Поэтому сейчас мы его открыть не можем. Сейчас даже те, кто любит ходить на спектакли, концерты, могут подумать: «А чего это я отнесу деньги артисту» и не пойти. Я сам лично хожу в театр, могу там поплакать или посмеяться. Прихожу очистившись, от той энергетики мне очень хорошо.

Я выкладываю в своем аккаунте видео и пишу: «Пожалуйста, не жалейте лайки, комментарии». От этих лайков я ни копейки не получаю. Они мне нужны, чтобы мой контент появлялся у них в ленте. Иногда пишут: «Нет, я тебе лайки ставлю, а ты деньги получаешь».

Негатива много. Мы должны были быть едины именно сейчас, когда пандемия, общая беда. А мы, наоборот, стали злее. Наверное, это еще и от воспитания идет. Чем дальше меняются поколения, тем более шатко единство татар.

«С хейтерами легко справляются мои подписчики»

– Один из татарских блогеров заметил, что татарам больше всего интересны шутки про эчпочмак, запрет свинины и уразу. Другие, более «новые» темы уже «не заходят». Ты как считаешь?

– К сожалению, это так. Я тоже пробовал много разных вайнов в качестве эксперимента. Но человеку нужен близкий ему юмор. Жизнь в деревне – вот основная тема в моем блоге. Потому все до единого мы связаны с деревней. Это как магазин открыть там, где Сабантуй, – в центре темы.

У людей ностальгия по деревне. Ну кто с посиделок не возвращался в разных галошах? Или вот такая особенность – после деревенского «аш», трапезы с родственниками и жителями деревни хозяева всем по чуть-чуть в пакет кладут гостинец, и там обычно бывает всё – от вареного мяса до фруктов и сладкого чак-чака. Набирать в ведра дождевую воду, баня, постоянная работа в огороде – всем известные ситуации и темы.

– Откуда приходит столько идей для вайнов?

– Я себя приучил искать юмор в неизбитых вещах, в деталях и записывать. Некоторые идеи приходят ночью, их надо быстро записывать, иначе забудутся.

У блогеров каждый год выскакивают темы отключения воды летом, посадка картошки и так далее – это уже у всех есть, возможно, делать вайны на эти темы будет уже неинтересно. Поэтому ищу детали, что-то свое.

        Посмотреть эту публикацию в Instagram                      

Публикация от Рамис Гилметдинов (@dnevnik_tatarina)

– Иногда ты используешь в своих вайнах крепкие выражения, можешь и рюмочку поднять на глазах своей 136-тысячной аудитории – тебя не ругают за это? Как-никак считается, что татары воспитанные и непьющие...

– А что тут скрывать? Главное, люди сами все знают. А что, у нас нет мата? Я понимаю тех, кто в религии. Но попади ты в любую татарскую деревню, там мат все равно присутствует. А в своих вайнах я выражаюсь не жестко, а так, в рамках приличия.

Да, мне пишут, якобы я показываю татарские деревни с непристойной стороны. А почему не показывать, а что, у нас этого нет? Везде пьют, а у нас нет? Алкоголизм до сих пор довольно актуальная тема для татарских деревень. И самогон варят. Мужчины у нас всегда после тяжелой работы по рюмке выпивали. Алкашами не были, но выпивать – в каждой деревне это есть.

– Какой еще негатив получаешь?

– Когда только начинал снимать, придирались к качеству видео, мол, неправильно снимаю, все криво, микрофона у меня нет, идея краденая. Сейчас уже таких нет. Раньше отвечал, ругался с такими, а теперь если и появляется какой-нибудь хейтер, мои подписчики сами набрасываются на него и просто «съедают». Потом он обычно куда-то исчезает. С этой стороны аудитория у меня очень сильная.

– Нелегко, наверное, было собрать такую аудиторию.

– В самом начале все шло очень тяжело. Пробовал пять-шесть направлений, искал свою аудиторию. Чтобы привлечь водителей, снял вайн «Красивый штраф», основная группа подписчиков пришла после этого. Снимал мини-сериал «Снова Талиповы», пришли еще 25 тысяч человек. В этой семье муж пьющий, а жена доминант, дети расхлябанные. Вот эти персонажи безумно понравились людям.

        Посмотреть эту публикацию в Instagram                      

Публикация от Рамис Гилметдинов (@dnevnik_tatarina)

 

– Ты уже стал популярным? Люди узнают тебя на улице?

– В магазине могут подойти, поздороваться. Особенно в последние три года так.

– Кому первым показываешь свои новые видео?

– Жене. А до этого отправлял друзьям. Потом перестал отправлять. Потому что некоторые мои видео стали расходиться в интернете еще до того, как я выложу в Инстаграме. Оказывается, друг отправляет своему другу, конечно, под обещание «никому пока не показывать». Тот пересылает другому. И вот так, пока сам выложишь в Инстаграме, твой ролик появляется на каком-нибудь паблике.

– Говорят, в «ТикТоке», чтобы оставаться популярным, всегда надо за кем-то повторять.

– Да, вот сегодня мне тоже один пишет: «Рамис, это плагиат». Я говорю: «Ты в “ТикТоке” есть?» Нет, говорит. Я ему: «Ты туда вообще не заходи никогда, иначе разочаруешься».

В «ТикТоке» все друг за другом повторяют, но они все популярны. «ТикТок» объявил: «У нас здесь нет лидеров. Вы все здесь блогеры». Что только там не встретишь. Например, мужчина делает кувшины. Со своими кувшинами он в жизни не стал бы популярным в Инстаграме. Второй кидает монеты в щель. Катит монету, и она должна попасть в эту щель. Все ролики состоят из этого, но миллионы просто залипают и смотрят.

– Многие блогеры начинают вести свой блог на татарском, но со временем переходят на русский. Ты и сам их часто критикуешь за это. С чем это связано?

– Думаю, что это из-за того же отсутствия единства. Если лайков много, он будет двигаться в этом направлении. Я и сам иногда замечаю, что татары становятся менее активны, а русских комментариев становится все больше. Те же русскоязычные татары или просто русские меня просят снимать вайны на русском. А татары активности не проявляют. И ты уже начинаешь думать – а надо ли мне снимать на татарском? Много таких блогеров, которые просто пробуют делать еще и на русском и потом полностью переходят на русскоязычный контент. Они и сами говорят, что татары перестали их лайкать. Поэтому большинство даже из тех, кто раньше вел свой блог только на татарском, перешли на соотношение 70 на 30.

– Если бы ты снимал на русском, сейчас был бы популярнее?

– Да, это я знаю на 100 процентов. Кто-то считает, что этот юмор на русском будет неинтересен. Сам я так не думаю. Ту же деревенскую тему можно делать интересно и на русском. Дрова колоть, сбегать из школы, топить баню, отношения с родителями – это все общие темы. Но пока планов переходить на русский нет, свой блог я буду вести на татарском.

– Как думаешь, есть у нашего языка будущее?

– Я надеюсь. Как бы нас ни притесняли, считаю, что будущее у нас есть. Если наступят тяжелые времена для нашего языка, татары смогут проявить единство, мне так кажется.

– Разве эти времена еще не наступили?

– Нет еще, все впереди. Мы же еще не видели результатов переписи.

– Следил за ходом переписи?

– Она прошла как-то тяп-ляп. Татары и башкиры перессорились, не без участия заинтересованных в этом сил. Цифры покажут, после этого может разразиться еще более крупный скандал. Многие народы вот так исчезли. Во время одной из переписей оказалось, что такой национальности, как талыши, уже нет. С нами тоже может такое случиться.

Что там впереди, не угадаешь, сейчас все стремительно меняется. Еще вчера этого закона не было, а к утру его уже и приняли. Беда не заставит себя долго ждать. Можем и не заметить, как исчезнем.

– А что же делать, чтобы такого не случилось?

– Мне кажется, власти нам все равно помогают. Выделяются какие-то деньги на развитие языка, культуры, на проведение каких-то конкурсов. Но эти деньги не доходят до людей. Туда-сюда поделят, и все на этом.

Раньше вот проходили дворовые праздники. Целыми подъездами выходили, ставили самовары, пили чай – этого уже нет. Забылись наши национальные традиции, обряды. В деревне подарки на Сабантуй сейчас собирают на мотоцикле. Утеряны духовные ценности, дух единства у народа.

Теперь вот популярны конкурсы среди татарских блогеров. Победителю – 100 тысяч рублей! Почему эти деньги среди блогеров разыгрывают? Нам не надо между собой соревноваться. Пусть на эти деньги соберут людей в какой-нибудь деревне и проведут концерт для них.

В школе устраивают конкурсы стихов и ребенку вручают диплом. Зачем ему этот диплом? Лучше бы купили какой-нибудь поощрительный приз.

Одним словом, мне кажется, деньги остаются где-то в карманах, но не доходят до народа.

«Делая свой блог, я плохому не учу, это просто юмор. Никого не заставляю смотреть – кто не хочет, пусть не смотрит»

Фото: из личного архива Рамиса Гилметдинова 

«Из армии приехал другим»

– В Москве ты учился в Исламском институте. Мог бы сейчас имамом служить в какой-нибудь мечети. А ты тут в парике ходишь и снимаешь видео.

– Об этом мне тоже много раз говорили. Из института в Москве я ушел в армию. И она на меня так повлияла, что я перестал быть таким «хорошим». Появилась какое-то недовольство жизнью, везде начал видеть недостатки. В душе образовался какой-то протест. Тогда понял, что я уже не тот человек, который был до армии.

Я и сейчас верю в Аллаха, но уже не смогу преподавать детям религию. Не скажу, что армия меня испортила, но она меня изменила.

– А изучение религии все-таки как-то отразилось в твоей жизни?

– Религия – это воспитание. Я узнал правила, на которых держится жизнь: не трогай чужое, не конфликтуй с людьми, не распространяй сплетни. Иногда слушаешь человека и думаешь – зачем мне это надо слышать. Поэтому могу сказать, что основы религии, воспитание, которое она дает, во мне остались.

А делая свой блог, я плохому не учу, это просто юмор. Никого не заставляю смотреть – кто не хочет, пусть не смотрит.

– Ты рос в семье, где было 11 детей. Говорят, в многодетных семьях люди вырастают более добрыми, больше ценят родственные отношения. Согласен с этим?

– Об этом многие меня спрашивают. Первый вопрос обычно такой: «А как вы ели, ведь вас было так много?» Как-как – садились и ели. Не помню, чтобы кто-то стоял голодный и ждал своей очереди сесть за стол. Детство прошло весело. Никто не голодал, в рванье не ходили, все получили образование. В 2007 году папа умер, но мама сделала всё, чтобы дети стали людьми. Даже в Москву меня учиться отправила.

Только когда уже вырос, я как-то спросил у мамы: «Как же у вас получалось вот так легко нас растить, не оказаться в нужде, нищете?» Она говорит: «Когда ваш отец умер, я села и заплакала, страшно было остаться одной с 11 детьми. Занимала деньги, держала скот, делала всё, чтобы вы не замечали, как мне тяжело. По вечерам плакала, а вам никогда не показывала». Когда все это услышал, у меня самого были слезы.

– Наверняка у многих из вас уже есть свои семьи. Сколько человек набирается, когда все приезжают?

– Вместе мы собираемся только на очень большие праздники. Графики не совпадают, поэтому приезжаем на разные выходные. Но каждую неделю у мамы кто-то бывает, с этой стороны она очень счастливая.

        Посмотреть эту публикацию в Instagram                      

Публикация от Рамис Гилметдинов (@dnevnik_tatarina)

– Какой ты в жизни?

– Я обычный парень. Это я на видео стараюсь сделать чуть глуповатый вид, чтобы получалось смешнее. Поэтому люди думают, что я немного глупый. Не стесняются писать мне что попало. В таких случаях могу и разозлиться. Увижу какую-нибудь несправедливость – могу и в лицо человеку высказать.

А так в семье я хороший муж и любящий отец.

Автор: Гульназ Хабибуллина, intertat.tatar , перевод

Последние новости

Размер страховой ответственности Автоградбанка перед вкладчиками – 2,3 млрд

Страховая ответственность «Агентства по страхованию вкладов» перед вкладчиками АО «Автоградбанк» из Набережных Челнов оценивается в 2,38 млрд руб.

В Казани провели бесплатный выездной медосмотр

В минувшую субботу в казанском торговом центре «Южный» по нацпроекту «Здравоохранение» провели бесплатный выездной медицинский осмотр.

Альберт Рахматуллин поздравляет работников социальной сферы с профессиональным праздником

  Уважаемые работники социальной сферы! Примите искренние поздравления с профессиональным праздником – Днем социального работника!

Card image

Как они помогают управлять бюджетом и сэкономить

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *